Время работы:
Пн-Чт: с 9.00 до 19.00
Сб-Вс: с 10.00 до 18.00
Пт: вых. Посл. Чт — сан. день.

Новая версия сайта.

Украина во Второй мировой войне. Презентация

(2012)


Украина во Второй мировой войне: взгляд из XXI в. : В 2 кн. — К.:
СЭ. — Кн. 1. — 2010; Кн. 2. — 2011.

Презентация первых двух томов научных трудов «Украина во Второй мировой войне: взгляд из XXI века.», Которая состоялась в отделе литературы на иностранных языках в ходе работы выставки-форума является первой после выхода книги. Исследование осуществлено Институтом истории Украины НАН в сотрудничестве с одесскими историками: доктором исторических наук Николаем Михайлуца (ОНМУ), кандидатами исторических наук Василием Щетников, Тарасом Винцковский (ОНУ им. И.И. Мечникова) и Галиной Кязимов (ОНМУ). Этот труд существенно углубляет наши знания о жизни Украины во время немецкой, а на юге, немецко-румынской оккупации во время Второй мировой войны, разрушает определенные стереотипы и идеологические клише. В книге использованы те источники, к которым ранее был закрыт доступ историкам, а также воспоминания современников.

Во время презентации состоялся интересный разговор с авторами книги, показала, что исторические события важно не только изучать, но воспринимать эвристически-эмоционально, как факт нашей общей коллективной биографии, в котором находит себя наше личное «Я», ведь мы потомки тех, кто творил тогда историю.


Василий Щетников и Игорь Алексеенко

Тираж книги — 3000 экз. Почему относительно незначительный тираж? Об этом, а также обстоятельства подготовки и выхода книги рассказывал присутствующим на презентации директор издательства «Наукова думка» НАН Украины Игорь Алексеенко.

— Идея такого исследования возникла несколько лет назад, когда ознакомились с творчеством исследовательницы Ижаковои, проживающего в Германии. Темой его труда был образование на Украине в условиях немецкой оккупации во время Второй мировой войны. Даже в среде АН приходилось преодолевать стереотипы тех, кто считал, что никакого образования в этих условиях не было.

О намерении издать книгу мне рассказал академик Смолий. «Это же совсем другое видение истории!», — Уверял он…. Если в начале 1990-х годов Украина и Россия открыли свои хранилища, то сейчас доступ к таким материалам значительно усложнился. Существуют большие массивы информации того периода, до сих пор секретные, и это касается как России, так и стран Запада. Выход книги дался тяжело и не всем принес ожидаемое удовольствие. Издание осуществлялось за счет государства, и Госкомтелерадио ни одного экземпляра в издательство предоставило. Насколько помню, Институт истории Украины первого тома получил 100, а второго — 10 экземпляров, что не позволило включить книгу в полноценный научный оборот. Причем, к этому времени (книги вышли 2010 и 2011 годах) с нашим издательством еще не рассчитались.

Хочу отметить, что это первое в Украине издание о Второй мировой войне, которое исследует подробно события не только на фронтах, но и в тылу.


Галина Кязимова и Николай Михайлуца

Николай Михайлуца: — Прежде всего хотел бы сказать слова благодарности Александру Евгеньевичу Лысенко, доктору исторических наук, который был моим научным консультантом при написании докторской диссертации, и учителем присутствующего здесь Василия Щетников. Если бы не Лысенко, если бы не его научный прорыв, то такая книга, пожалуй, и не вышла бы. Хочу сказать, что примерно с 1985 года такой фундаментальной истории, посвященной рассматриваемом периода, еще не создавалось. Особенно, что касается времен румынской оккупации, доокупацийного и после оккупации периодов. Мы до сих пор так и не сказали сколько людей погибло в этой войне, если не поименно, то хотя бы численно. Полные цифры дали другие страны, а мы еще ими играем — 7, 20, 27 миллионов… Затем больше, больше. Наконец, нужно сказать правду. Сталин говорил, что гибель одного человека — это трагедия, а гибель миллионов — статистика. Но статистики не было! Трагедия народа в том, что они имели такого правителя, как Сталин. Трагедия и в том, что Молотов по приказу Сталин заключил тайный договор с Гитлером, чем допустил эту мясорубку. Но войны можно было избежать. Почти до 1941 года мы сами фактически вооружали агрессора… Это страшная история, и мы еще не скоро скажем всю правду, а может не скажем вообще, пока будут закрыты архивы, например, президентский в Москве. А там как раз та информация, которая может сказать, кто же в конце концов виноват в этой войне. На одной из недавних конференций выступал наш историк Валерий Грицак, полковник, возглавляющий кафедру социально-психологической подготовки офицеров Украины Академии генштаба. Он демонстрировал участникам карты с планами наступательных операций советской армии на Европу. Сталин, Ворошилов готовились именно к наступательной войне.

Коллектив наш работал честно и плодотворно. Подготовительная работа длилась годами — работа с архивными документами, румыно-и немецко языковыми, а также украиноязычными и русскоязычными, которые хранятся в наших архивах и были открыты в 1990-е годы. Ведь румынская зона оккупации — Транснистрия, вообще была белым пятном, и Василий Петрович был первым, кто ею серьезно занимался. По Транснистрии нас четыре специалиста, включая Тарасом Винцковский. А для полноценной работы еще нужно хорошо владеть румынским языком. Есть еще архивы бухарестские, кишиневские…

Василий Щетников: -… Подобного издания не то, что в 1980-е, но и в 1990-е годы появиться не могло, потому что это совсем другая философия, другая методология. Вот, скажем, цифры — это, в конце концов, и отношение к человеку. У нас, представьте себе, до 1942 года у солдат не было даже удостоверений. Еще одна проблема — в значительной мере утрачена мощная источниковая база, потому очевидцев тех событий становится все меньше…. Если есть такая возможность, уважаемые наши современники, в плане исторической памяти, помнят о годах оккупации в наших районах, то просьба помочь дополнить источниковую базу.

Говорят, что открылись архивы, но в Подольск очень трудно добраться, разве что через Министерство обороны России. Почему-то в украинском отношение довольно странное. Наверное, если бы заявились марсиане, то им было бы легче попасть в российский архив. Ситуация не нормальная, но нужно работать. И Смелый, и Лысенко — это действительно руководители, преданные науке, которые видят людей по областям, регионам. Можно сказать, что сегодня в Украине сложилась своя историческая школа, которая исследует этот период.

Галина Кязимова — Считаю, что мне повезло, когда Николай Иванович обратился ко мне с предложением исследовать сложившуюся в Транснистрии. Эта тема мне близка, ведь мои бабушка и мама жили в Одессе во время оккупации, и память их хранила много ярких впечатлений о тех временах. Отчетливо помню их слова: «Румыны нас не обижали». Это трудно стыковалось с тем, о чем нам твердили во время учебы в университете, как это преподносили в советские времена. В ходе делать неизбежно возникали сравнения режима румынского с советским — «своим», «родным». Если говорить о человечности (нельзя избежать этого слова), то человечность оккупантов румын к жителям Одессы, как это ни странно, была на порядок выше, чем при восстановлении советских порядков. Меня же подобное открытие поразило. Приход советских войск воспринимался неоднозначно, местное население тревожило вопрос: «Что будет с теми, кто находился в зоне оккупации?».

… В завершение хочу сказать, что для присутствующих на презентации студентов это будет интересно. В упомянутых материалах они смогут что-то использовать в плане нравственного воспитания, ведь исследования истории того времени основывается на реальных фактах.

Соавторы и издатели ответили также на вопросы журналистов.
(Выступления во время презентации подаются с сокращениями).